Электронные ресурсы Интернета

в них даже самый дар слова. - Ты теперь вернулся, и я поправлюсь. Ирина даже заметила то место, где клубника цвела особенно сильно, -- около дикой груши, -- и, покрыв голову от жаркого солнца сырым полотенцем, пошла по меже между рожью к парку. Но случай не освобождал и не вталкивал. - Ну что же! Нравится ли тебе эта перемена? - Изменник! - прошептала Филлида. Если это войско какого-нибудь синьора, то мы чужды его распрям. Если вы скажете мне, что этот знаменитый поэт не что иное, как осторожный ученый, что мы должны принимать его выдумки сообразно разумным законам очевидности и факта, то и самая невероятная история о привидениях более удовлетворит здравый смысл скептика. А мимо него, отставая и обгоняя всё, двигалась лавина, загорались новые дома местечка. -- Ну, как же быть. Не было конца небесной шири и не было дна сияющей глубине. В это короткое мгновение нищета перестала печалиться, болезнь оставила свою жертву и надежда исполнилась небесной мечтой во тьме отчаяния. Одни наскоро из кружки умывались у колодца, другие бежали за забытыми вещами в избы, третьи уже на улице натягивали шинели, застёгивались и спешно строились посередине улицы, покрытой инеем утренника.. О дорогой мой отец, как мог ты в этом сомневаться! Как мог ты подумать, что я способен быть счастливым с женою, которую ты не любил бы как дочь? Я свято сдержу свое обещание. Потом пошли гуськом, не глядя назад. Прапорщик, опять подняв дрожавшую руку к козырьку и вытянувшись, как только мог, перед полковником, доложил: -- Ваше высокородие, господин полковник, позвольте доложить, что впереди обнаружен противник. Он хотел сказать об этом Эттингсру, но не сказал, а только улыбнулся ему, молчаливо говоря глазами и улыбкой: - А что, каково?. И только по опустевшей середине проспекта шёл, не спеша, оглядываясь в ту сторону, откуда слышались выстрелы, какой-то студент в штатском пальто.. Горького в 1922 году. Бывало, на Шипке снегом всего занесёт, а ты стоишь на часах -- не шелохнёшься.. Павел Иванович даже испугался... И это все пройдет, что есть теперь, и еще будет огромная радость наслаждения, я опять буду чувствовать себя таким, как прежде. Владимир, потирая руки, толкал сзади Авенира.. Уже поздно ночью Соня ушла, а Марья Николаевна осталась одна. Паша Афанасьев, гимназист восьмого класса, освобожденный от экзаменов по болезни, и гимназистка Лиза Чумакова стояли у плетня, который перегораживал два сада.. - Мы слишком долго были в разлуке друг с другом, и должны возобновить знакомство, - отвечал Адриан... Слушатели заулыбались, хотя ещё и нерешительно, но уже открыто встречались глазами с Алексеем Степановичем, а на Софрона всем стало как-то уже неудобно смотреть. Занони замолчал на мгновение, затем продолжал с легкой улыбкой: - В дни твоей молодости ты, без сомнения, читал великого христианского поэта, муза которого, как заря, которую она воспевала, являлась на землю, украшенная

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU