Электронные ресурсы Интернета

состоянии перенести атмосферу, которой дышал таинственный посетитель, но в тридцати шагах от того места, где я его заметил в первый раз, я чуть не задохся. -- Вот оно, вот, настоящее-то! -- сказал кто-то. Рита, беседуя с Ольгой Петровной, уловила заинтересованные взгляды, какие муж бросал на её подругу, и под влиянием этого у неё, очевидно, созрела какая-то мысль. Коляска в темноте валялась на боку, зарывшись железным крылом в пашню у дороги.. -- отвечал Митенька загадочно, прямо глядя ей в глаза. Скоро показался Риенцо; два патриция из собственной папской свиты шли с ним рядом. А воображаю, как ты там веселишься!. Я теперь редко курю трубку, но, если позволите, выкурю сигару. -- С таким народом да не победить! -- сказал Фёдор Иванович и, тихонько обняв Владимира за талию, точно он был хрустальный, ввёл его, как особо почётного гостя, в столовую. Идите же с богом, друзья! -- воскликнул Авенир, издали протянув по направлению к ним руку. Слон может есть цветную капусту и рисовый пудинг - это может есть и человек; но слон не может есть бифштекс, а человек может. Митенька невольно при этом подобрал ноги под стул, так как вспомнил, что башмаки не чищены. - Да вас все знают, Федор Иванович! - засмеялся Опалов, и нельзя было разобрать, добродушно или с какой-то тайной иронией. Какой странной и внезапной связью этот свет соединился навсегда с тобой? Чем мечта о сцене была для других, тем твое присутствие было для меня. Это была красота, способная очаровать поэта и художника. Я знаю, что в наше время война освящает всех детей своих; но прочное положение при дворе императора или почетное примирение с вашим рыцарским братством были бы лучше.. - Стало быть, остается решить, что теперь делать.." История! Чудак человек! Ланде задумался, и скорбная тень легла ему на лицо и на душу. Пройдет время, и твои глаза потускнеют, твоя красота поблекнет и эти локоны, которыми играет моя рука, поседеют и станут непривлекательны. Он может жениться на тебе, он может увезти тебя на свою свободную и счастливую родину, родину твоей матери. Можно было сказать, что ее душа питалась музыкой: собрание мыслей и воспоминаний, ощущение печали и удовольствия - все мешалось необъяснимым образом с этими аккордами, которые то очаровывали, то пугали ее. И одну секунду смотрела на него, стоя перед ним с побледневшим, очевидно от долгого сиденья, лицом, в своем черном платье, с длинной ниткой черных костяных шариков, похожих на четки, накинутых на шею. И голосок звучал нежно и порывисто, как у обиженного ребенка. -- Я тебя как-нибудь свезу к ней. Но я надеюсь, что за время путешествия, которое мы совершим пешком, этот сгусток паров отвердеет подобно тому, как по теории старинных астрономов туманности переходят в твердое состояние обыкновенных миров. И стало тяжело, точно напрасно и бессмысленно было потрачено то, чего в душе мало. - Нина. Царица небесная! Он тронул меня; я умерла!

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU