Электронные ресурсы Интернета

но и трибун крепок.... Мейнур! Какое ужасное могущество скрывается в невежестве любящего сердца! - Сердце! - холодно отвечал Мейнур. - Сэр, - сказала она, - перед вами еще один друг, который тоже имеет причину быть вам благодарным. Более высокая и изящная, была одета в темно-голубой плащ, (здесь это необходимо заметить), богато вышитый серебром, цвет и фасон были редки во Флоренции, но обыкновении в Риме, где женщины высшего звания носили одежду чрезвычайно светлых цветов и широкую, не похожую на простую и узкую одежду тосканского покроя. Его мысли в эту минуту весьма естественно перешли от книг и критиков к любви и супружеству. -- От Анны.. Предстояло привести усадьбу в хорошее состояние. Увы! Какая надежда может рассчитывать далее минуты? Кто может сказать, что все зависит от него самого? Несколько минут спустя - после того как Ирена оставила комнату, Адриан с долгим вздохом открыл глаза совсем другим человеком: горячка его прошла, пульс бился тихо, но спокойно. Но сам по себе этот запрос должен представляться ему полезным, потому что он и сам бы внес его, если б находился в оппозиции. - И вы любите мужа?. Будет же когда-нибудь все это прошлым. Будьте покойны и узнайте судьбу, ожидающую злодея.. Но себя уважал как представителя того и другого. -- Кончили, -- сказал Валентин. Занони пристально посмотрел на Глиндона и продолжал: - Первое условие, чтобы исполнить то, что велико и благородно, - это ясное понимание истин, относящихся к цели, которую желают достигнуть; таким образом, воин сводит результаты сражения к почти математическим расчетам.. -- Каких денег? -- Да тех, что выручил за хлеб? -- Деньги все тут. Студент встал, неловко отряхивая пыль и листья с колен и чувствуя, что говорит совсем не то, что хочет.. Он бродил по улицам, не сознавая, что делает, до тех пор, пока наконец не остановился перед роскошной коллекцией живописи, что теперь составляет гордость многих итальянских городов, слава которых заключается в прошлом. Каждое ее слово раздражало его. -- Но на меня это так подействовало, что я не могу больше скрывать. Сквозь мутную пелену вдали прорезывал иногда туманную ночную мглу яркий, расширяющийся луч, описывая дугу, и погасал опять. Это уже не было восклицание; "Да живет народ!", а "Смерть изменнику!" Его солдат уже исчез, и только теперь, вспомнив о положении Ирены, Колонна с горькой печалью пошел прочь, сбежал с лестницы и поспешил к реке, где лодка и люди ожидали его.. И пошли сниматься шапки и крестить-ся лбы. Я бы тоже куда-нибудь, закрыв глаза, уехал, если бы не семья. -- Неужели женщины вам так и не нужны? -- Пока были не нужны. -- сказал было Авенир. Но моя Бесс, хотя и лучшая жена, какая может быть у фермера, дочь торговца и воспитана иначе. Жаль, что они так бранятся! У меня готов закон, запрещающий сквернословие, - манеры бедного и добродетельного люда должны быть изменены.

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU