Электронные ресурсы Интернета

Тома Боулза! Он попал прямо туда, куда метил, точно пуля тирольца или английского стрелка в Олдершоте... Он машинально повернулся и пошел к калитке... - Да, любовь!. Льву это не понравится. Это уже было похуже, чем упоминание о родной земле, и они с испугом прекратили свои заседания. -- Валентин -- два! -- она опять загнула тот же палец, взглянув продолжительно на Авенира, как бы испытывая его, и потом быстро сказала: -- Но его нет уже второй день. Глаза у него сверкали от огня и казались нечеловеческими. Он лежал с открытыми глазами и видел перед собой сосны и чистый белый снег на крыше.. -- Итак. Неужели его друг лишился рассудка - помешался, может быть, от чрезмерных занятий? Но его опасения на этот счет скоро рассеялись. Расставшись с Гордоном, сэр Питер поехал к Леопольду Трэверсу... Хотя соринки никакой не оказалось, Митенька все-таки стряхнул что-то невидимое с ее плеча. Жадный и безжалостный бандит, хищность которого наполнила разбойничьей добычей все углы Европы, Компания которого равнялась армии какого-нибудь короля, обширное, бесчестное и глубокое честолюбие которого он так хорошо знал, братья, которого более чем подозреваемые в измене, находились в его лагере, Вальтер де Монреаль был в Риме! Сенатор оставался некоторое время в совершенном остолбенении от этой новой опасности, а затем сказал, сжав зубы: - Дикий тигр, ты в логовище льва! - После паузы он продолжал: - Один неверный шаг, Вальтер де Монреаль, и все руки Великой Компании, покрытые кольчугами, не вырвут тебя из бездны! Но что мне делать? Возвратиться в Рим - тогда планы Монреаля не обнаружатся, против него не будет никакой улики. Это будет просто автономное земное самоуправление на месте давно свергнутого небесного абсолютизма. Притом я чувствую в воздухе перемену, и мне становится.. Он мог быть героем романа, написанного молодой девицей... Я чувствую себя такой сильной, что даже мое существо стало частью тебя самого, и я не могу поверить, что моя жизнь может разлучиться с твоей; я убеждена в этом, я даже смеюсь над твоими словами и моими опасениями. В воспоминании есть свое красноречие, потому что оно питает надежду. "Кенелм Чиллингли" во многом - итоговый роман Бульвер-Литтона. -- Что за глупая зависимость от того, что подумает там кто-то!. Потом он слышал, как Федюков с кем-то говорил в кухне и смеялся так благодушно и не спеша, как будто у него никакого гостя и не было. а впрочем, с какой это стати я с вами разговаривать буду! - вздернул он плечами и отвернулся к окну, на котором, неслышно ворошась за стеклом и решеткой, гулили голуби. - Да?. Но это казалось слишком смело с ее стороны, тем более что Грей сказал германскому послу, что австрийская мобилизация, если таковая будет, должна вызвать мобилизацию России, и тогда возникнет острая опасность всеобщей войны. - Что вам от меня нужно? - Она ожидает вас! - Она! Кто? - спросил Монреаль. Никогда еще он так сильно

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU