Электронные ресурсы Интернета

военный, хотя и в самом деле спросил о погонах, но совсем не в том смысле, в каком предполагал Митенька. Только в первые дни он испытывал некоторую неловкость. Митрофан, опустив вожжи, опять стал спокойно смотреть по сторонам и помахивать кнути-ком. Несомненно, я остроумец, сам того не подозревая". Сегодня она еще здесь.. -- Вас не просят устраивать,-- сказала Нина, всё ещё стоя на том же месте. А раньше или позже -- это не имеет значения, -- сказал спокойно Валентин. Хозяин иногда видел, как Захар Алексеич, согнувшись, тащил на спине бревно или волок доску, подхватив один конец ее под мышку и чертя другим по дороге. Его сон был так крепок, что удар грома не разбудил бы его, и во время сна он протягивал ручонки, точно обнимая кого-то; его уста часто шептали неясные звуки, выражавшие признательность, но не ей, - нередко на его ланитах сиял неземной, райский румянец, а на губах играла улыбка, исполненная таинственной радости. Все наобо-рот, слава богу. II В ярком солнце золотились берега, и даже море, пенисто-зеленое у набережной и синее, почти лиловое, вдали, казалось, покрыто золотистым блеском. Ели большими деревянными ложками, носили не сапоги, а какие-то обрубки, ездили на таких трясучих телегах, что даже Авенир иногда потирал под ложечкой и ругался, но не на экипаж, а всегда на дорогу, что она такая тряская. Она уже давно перестала читать, и ей было теперь тоскливо, страшно и жалко себя в огромном, угловато неуютном вагоне, где копошились, лущили семечки, говорили неестественно громкими голосами, играли на гармонике и сдержанно ругались какие-то новые, странно грязные и озлобленные на что-то люди. - жестко отозвалась Зиночка. напрасным усилием передать на английском языке, блестящие парадоксы, переходившие из уст в уста.. И если он не мог решиться начать действовать вопреки благоразумному рассуждению его друга, то еще менее мог он отказаться от Виолы. Хочу слиться не только внутренне, но и внешне. На их широких дворах от строений и деревьев лежали длинные прохладные тени. Адриан с важностью улыбнулся и отрицательно покачал головой. - Как же я сам. Против него сидела Ирина Левашева. - Ваня, - строго и серьезно сказала она, уйдите отсюда, вы себя унижаете. - Я и не прошу вас. Это было в Лакомбе. Если одни оценивали его чрезвычайно высоко (Н.

Скачать<<НазадСтраницыГлавная
(C) 2009 SU