Электронные ресурсы Интернета

ночь, проведенную им в таинственной комнате. - Что тебя ждет? - Отлучение от церкви. Она, опустив глаза, остановилась перед говорившими с подносом, на котором стояли тонкие фарфоровые чашки с крепким душистым чаем. - Что? - не поняв, спросил Кончаев. Подлинное познание духовного мира не может возникнуть ни из какого другого источника. -- Идите спать. - В Него нельзя не верить! - тихо и убежденно, как бы удивляясь, возразил он. Среди самых грозных и суровых противников кровавого правления, среди самых разочарованных в результатах этой Революции оказался, как и следовало ожидать, небезызвестный англичанин Кларенс Глиндон. Вот так, молодой человек, - вскричал фермер, с торжеством выколачивая из трубки пепел, - кажется, я переспорил вас! - Нисколько, потому что вы не приняли в соображение, что порода может быть смешанной. Чу! Третья труба: теперь уже слишком поздно! Вдали раздался долгий меланхолический звук трубы. Риенцо остановил коня близ трупа юного Колонны, который лежал наполовину в луже; возле него лежало тело его отца, отодвинутое от арки, где он погиб, того самого Джанни Колонна, копье которого пронзило брата Риенцо! Грустные лучи Геспера играли на луже и на латах, покрытых запекшейся кровью.. Казалось, она так же, как и он, понимала эти прикосновения и принимала их. LXXIV Аресты 30 ноября коснулись и кружка, в котором работал Алексей Степанович. Иным оказалось его положение в качестве драматурга.. Как только инженер увидел ее, он сейчас же сообразил, что с этим платьем будет много возни. Я еще не спрашиваю у вас вашего решения; но какой гений требовал чеголибо другого, кроме любви и славы? - Но, - прервал Глиндон, устремив на Занони взгляд, - что, если бы существовало могущество, которое могло бы презирать даже смерть? Занони нахмурился. - Его глухой голос зазвучал торжественностью, долгожданной, из души выболевшей исповедью.... Только одинокие фонари, мертвенно зеленя ближайшие листья, бросали полосы тусклого света на широкие пустынные аллеи.. Нина Сергеевна положила голые руки на скатерть и, близко наклонившись грудью к Лугановичу, сказала: - Ну, расскажите же о себе. Его никогда нельзя было сбить, заставить смутиться, покраснеть, уклониться в сторону в погоне за возражениями противнику. Это был бешеный, бесконечный, томительный поцелуй, от которого у нее закружилась голова, ослабело все тело и исчезло последнее сознание происходившего. Значит, все между нами кончено? - проговорил корнет унылым голосом, и слышно было, что спросил он это Бог знает зачем, и сам прекрасно понимает, что все кончено.. И представьте себе его манеру ухажи-вать за женщиной: он словами убеждает меня отдаться ему. И кроме того, она знала и умела с таким терпением и с восхищением слушать эти бури эксцентричных и лихорадочных мелодий и отрывать его, осыпая похвалами, от долгих ночных бдений, принуждая

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU