Электронные ресурсы Интернета

подданного и правоверного католика, - сказал Альборнос. -- Тихон, Тихон! -- закричал он вдруг так громко, что совершенно было непонятно, почему он с такой осторожностью шёл по лестнице. Тем более что, когда выяснилось отсутствие снарядов, стало как-то неудобно приезжать с конфетками и образками на безоружный фронт, где люди по целым неделям гнили в окопах и их посылали на верную смерть. Он поднял глаза и в прозрачном свете увидел ее тонкий и нежный профиль и верхнюю часть выпуклой груди. -- Мировую скорбь можете при себе держать, а не обнаруживать.. Позднее, когда я охотился в Мелтоне, эта некрасивая местность казалась мне прелестнее Девоншира. -- От души поздравляю! -- Поздравлять тут, положим, особенно не с чем. - И даже когда мы вырастем, может наступить время, когда будем жаждать увидеть призрак и почувствуем, какое утешение и какую радость это бы нам принесло. Казалось, что он мстил ей за что-то, и видно было, что сам страдал какой-то невысказываемой мукой. - Папа, - обратился к нему Кенелм, - объясни мне, как джентльмен должен писать другому джентльмену, с которым он не поладил и не хочет мириться, если ему нужно сообщить тому что-нибудь по поводу их ссоры? - Я не понимаю, что ты хочешь сказать.. Но сегодня, как я уже вам говорил, синьора Нина обратила на меня внимание, когда я стоял на лестнице Капитолия; вы знаете, на мне был голубой бархатный камзол. Он человек с благородным сердцем, и все мы со временем будем гордиться им. - машинально ответила Нина, еще не пришедшая в себя от своего странного забытья. Но время и разврат, притупившие его чувства, притупили также и его воображение, и я его предаю его судьбе. - Мне же больно. - Можно улыбаться и смерти, но только тогда, когда смерть есть акт своей собственной воли. Тот сидел несколько в стороне и весело, насмешливо смотрел на них. - Спаси ее, и я сделаю из тебя самого богатого человека в Венеции! - Синьор, - отвечал доктор, - ваше золото невластно над смертью и над волей Божией. LXX Петербургская зима вступила в свои права. - Что замышляет этот демагог? - ворчал Монреаль про себя. Митя Воейков лежал, слушал и пил, с наслаждением отдаваясь легкому приятному опьяне-нию и от вина, и от близости женщины, и от неясного лунного полусвета, в котором, казалось, что-то жило и шевелилось. -- Коров-то забыл своих? -- говорил Валентин. -- Сильный природный ум, -- сказал Валентин профессору, как бы рекомендуя ему Авени-ра, которого тот видел несколько раз в прошлом году и с тех пор его боялся, так как Авенир с первых же слов стал кричать и размахивать руками. Щеки поэта ярко вспыхнули, и губы его задрожали: как и многие поэты, он был очень чувствителен к похвалам. - лукаво ответила Нина, и глаза ее блеснули при луне из-за темного меха муфты. -- Кстати роса высохнет, а то собаки ничего не найдут. Менестрель взялся

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU