Электронные ресурсы Интернета

в дверях со своими товарищами, но до слуха которого ясно и отчетливо доходил звонкий голос Риенцо. Зек вспыхнул. . - Не женитесь на ней! Что скажут у нас, в Англии? - Будем довольствоваться настоящим, - поспешно отвечал Глиндон. Иногда она внезапно останавливалась и на что-то, ей одной видимое, заглядывала своими зелеными, странными глазами в щели и подвальные окна.. Они восстанут, они возмутятся. Появилась необходимость заместить его; мы бросили жребий, кому из нас искать ему преемника; жребий, пал на двух дам, которые и привели вас сюда.. - Это твое дело.. Зрение обмануло его: никаких цветов, даже бессмертников на его голом подножии - только бурая земля, увядшие стебли, пятна снега. Она была и красива, и страшна, и дико было думать, что это только кокотка, певичка из казино. Вдруг, очутившись в сообществе сродных умов, трибун сбросил всю свою величавость. Положение Риенцо было именно такое, какое наиболее способствует раздражению и ожесточению самой прекрасной натуры. Молочаев осторожно стряхнул светлячка в траву, и снова стало темно и еще гуще пахло теплыми влажными травами. Одним из последствий выступления профессора в кружке Лизы Бахметьевой было то, что он сразу как бы сделался знаменем, с которым либералы пошли на борьбу с влас­тью. Лицо Уила, склоненное к ней, было грустно; слезы катились по его щекам. У него уже не было жалостливого чувства к корнету, а было приятно оборвать его и унизить. Он настаивал, стараясь быть наглым. - шептала девушка, стоя посреди зеленых, солнцем пронизанных деревьев и глядя перед собой остановившимися побледневшими глазами. Нам с вами, вероятно, не по пути, а так как я не тороплюсь, мне не хотелось бы утратить возможность, предоставленную мне счастливым случаем, возобновить знакомство с человеком, о котором я часто вспоминал после нашей последней встречи. В этом было что-то лихорадочное, пугающее, но возбуждающее сердце к каким-то нссознанным порывам. Но это его дело. Но, как потом оказалось, радость ее была преждевременна. Уходите отсюда, не сказав никому ни слова, и немедленно.. Последнее он прибавил потому, чтобы служитель, -- сам, вероятно, из крестьян, -- не отнес его к разряду тех людей, которые больше всего дорожат своим дворянским престижем и неприкосновенностью собственности и из-за этого душат несчастного мужика, как попало. не хочется умирать! Тоненькая острая тоска плакала и молила в том, что он говорил, и голос его мучительно входил в уши. Италия, сохранившая столько следов своей истории, произвела на него, однако, такое впечатление, что он снял с себя этот зарок. от внутренней, духовной работы. . - Все это одни глупости. - В этом вопросе уже заложена мысль, которая губит человека. Лизавета Павловна. Около рояля стоял офицер, облокотившись на крышку, и говорил с окружающими его девушками и дамами, как говорит знаменитый певец в перерыве концерта со своими

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU