Электронные ресурсы Интернета

1932 года назвал Кенелма Чиллингли "неприкаянным молодым человеком".. - Я думаю, что может, - отвечал старик, - если трибун услышит тебя. -- Конечно, надо бы бросить, -- как эхо отозвался Федюков. Они получают массу писем "от русского народа" с выражением любви и преданности, с заявлениями о необычайном подъёме народа, о его восторге перед мудрым управлением. -- Ты куда едешь?! -- крикнул барин на кучера. Но при нем, прислушиваясь к словам более возвышенного и благородного честолюбия, к которому не примешивалось еще никакое личное чувство, исключая надежды на обладание ею, эгоизм слишком легко прощаемый, ее высшие симпатии соединялись с его планами; ее ум стремился стать в уровень с его умом, и она думала больше о его славе, чем о собственном возвышении. Эти мысли, преломленные умом более образованного и неизмеримо более честолюбивого Гордона, могут быть переданы следующим образом: "Могу ли я принять эти доктрины? Я не вижу возможности быть премьер-министром страны, где религия и капитал - все еще силы, с которыми нужно считаться. Джионетта была добрая и достойная женщина и огорчалась тем, что Виола не выбрала себе кавалера; выбор она вполне предоставляла своей госпоже: Зегри или Абенсерраг, Глиндон или Занони - для нее было решительно все равно, хотя слухи, собранные ею насчет последнего, и те похвалы, с какими Занони отзывался о своем сопернике, давали англичанину некоторое преимущество перед другими в глазах Джионетты. Закрывая дверь, он еще слышал замирающую гармонию и легкими шагами, с веселым сердцем пошел к Паоло, твердо решив возобновить свои опыты в такое время, когда их можно будет окончить, не боясь помехи. - Если хочешь, если тебе жаль его, так поезжай. - спросил он. - Это вы об актрисах?. Ее муж занимал высокую должность в одном из министерств. - А может быть, и не было бы? - сердито возразил Лавренко.... -- Когда решил? -- сказал Валентин.. Я вижу, ее будущее скрыто во мраке твоей тени, но ты не в состоянии изменить его.. Это были столь обильные у классиков горькие укоры прекрасному полу, как главной причине всякой борьбы, кровопролития и зла вообще... - Вы много путешествовали за границей? - Нет, не много, и большей частью пешком. - Самая сильная часть моего ответа относится именно к этому вопросу, прочтите ее внимательно. Она ничего о нём не знала. Кузнец и Фома Коротенький посмотрели направо. Потом послышался торопливый шорох: она одевалась. Мы долго сидели, я сообщил ему все новости Неаполя, мы делаемся сердечными друзьями, он заставил меня, раньше чем я ушел, принять этот бриллиант, безделицу, как он выразился; ювелиры оценивают его в пять тысяч пистолей! Самый восхитительный вечер, какой я провел когда-либо за десять лет! Молодые люди окружили его, чтоб полюбоваться бриллиантом. - Обещайте же мне честным словом джентльмена изложить все причины,

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU